Один к одному
борцы, шелками увиты,—
осенний день…
Рансэцу, XVIII в.

Самой высокоразвитой по части науки и техники стране довелось в XX в. сыграть роль активнейшего пропагандиста и международного спонсора традиционных воинских искусств. Древность и современность неразрывно переплелись в истории Японии, охотно демонстрирующей свои достижения всему миру. Трудно сказать, что сегодня в большей степени определяет облик японской нации: биороботы, поезда на магнитной подушке, небоскребы и многокилометровые тоннели или же старинные храмы в Киото, скульптуры Энку, гравюры Хокусая. Что касается воинских искусств, превратившихся в популярные виды спорта, то не они ли служат сегодня компенсацией былой агрессивности и неукротимого воинственного духа? Впрочем, далеко не все воинские искусства были предназначены для действий на поле боя…
Открыв популярный журнал или воскресный выпуск газеты, современный японский читатель без труда найдет рядом с именами кинозвезд и эстрадных кумиров колонку, посвященную мастерам сумо рикиси. Симпатичные дородные великаны показаны на ринге и в кругу семьи, на товарищеском ужине и в парикмахерской. Их исполинские тела, экзотические наряды и высокие прически составляют, казалось бы, разительный контраст со всем укладом жизни среднего японца XX в. И тем не менее сумо неизменно остается таким же символом Японии, как гейши (получающие ныне образование в специальных институтах), икэбана, чайная церемония, сухие сады, нэцкэ, дзю-до, каратэ. Представляя собой нечто среднее между традиционным воинским искусством, спортом и эстрадным шоу, сумо, как и двести лет назад, привлекает миллионы болельщиков. Что ж, их можно понять. Во всяком случае, отправляясь на матч сумо или усаживаясь поудобней перед экраном телевизора, каждый японец может тешить себя лестной мыслью: подобного зрелища не найти ни в одной стране мира.
История сумо уходит корнями в глубочайшую древность. Уже в китайских исторических и литературных памятниках конца I тысячелетия до н. э. упоминается боевое единоборство сянпу. Иероглифы этого названия в японском прочтении дают слово собоку, а в современном звучании — сумо. Другое иероглифическое обозначение слова сумо возводит его генеалогию к китайской народной борьбе цзюэди, также получившей развитие с доисторических времен. Более скрупулезные исследователи находят упоминания о некой разновидности сумо в канонической буддийской Сутре Лотоса, где нара (индийский вариант сумо) упоминается в ряду других полезных наук, коими должен овладеть добродетельный муж. Ссылаются также на биографию Сиддхартхи Гаутамы, который, прежде чем стать Буддой, усердно занимался борьбой и кулачным боем. Однако все эти факты имеют весьма косвенное отношение к японскому сумо, хотя и позволяют в известной степени выявить его прообразы в далеком прошлом.
Первые сведения о реальном сумо содержатся в «Записях древних дел» («Кодзики», VIII в.), собрании космогонических и исторических мифов, выдвигающих версию божественного происхождения расы Ямато. Повествуется, в частности, как во время продвижения японцев на северо-восток острова Хонсю предводитель местных племен Такэминаката-но ками вызвал на поединок японского полководца. Призом для победителя должно было стать все движимое и недвижимое имущество побежденного. В схватке, происходившей без применения оружия, самонадеянный воитель был повергнут, и все его владения законным путем перешли к племени Ямато.
Другой эпизод с описанием сумо встречается в «Анна лах Японии» («Нихонги», VIII в.). Согласно этим хроникам, в 230 г. до н. э. в провинции Идзумо на морском берегу состоялись первые официальные состязания сумо в присутствии императора Суйнин. Непобедимый Кэхая из края Тадзима встретился с Номи-но Сукунэ, представителем Идзумо. После ожесточенной схватки Сукунэ удалось нанести противнику сокрушительный удар ногой по ребрам и проломить грудную клетку. Затем победитель прыгнул на упавшего в беспамятстве Кэхая и растоптал его, переломав кости таза. Побежденный скончался, а победитель был провозглашен первым чемпионом сумо и в дальнейшем стал сакральным покровителем японских борцов. Подобные состязания в «Анналах Японии» называются также тикара курабэ — «соизмерение сил». Как и во всех молодецких потехах такого рода, исход поединка определялся не столько техникой, сколько силой и боевым задором. Таким образом, японцы определяют возраст сумо в 2200 лет. Однако есть все основания считать описанный поединок плодом буйной фантазии составителя «Анналов», который и в других случаях не слишком точно отражает ход исторического процесса.

 

Номи-но Сукунэ, прародитель сумо


Достоверные сведения о проведении состязаний сумо относятся к 642 г., когда по указанию императора при дворе состоялся праздник в честь корейского посла. В соревнованиях по борьбе приняли участие воины двор-1 цовой стражи и корейцы из охраны посольства. Заметим, кстати, что в Корее издавна существовала борьба шубаку, родственная японскому сумо как по иероглифическому написанию, так и по внутреннему содержанию. С той поры при дворе ежегодно проводились состязания сумо. Они были приурочены к Танабата, празднику окончания полевых работ и начала осени, который отмечается в Японии седьмого числа седьмого лунного месяца. С окончанием уборки риса (яп. сумаи) связывается и происхождение названия сумо. Еще задолго до установления ритуальных праздничных состязаний сумосэти борьба входила в программу развлечений крестьян в Танабата, одном из самых оживленных народных фестивалей календарного цикла. Турнир сумо при дворе обычно следовал за поэтическим турниром, причем нередко участники стремились в равной степени проявить свое творческое дарование и воинскую доблесть.
В эпоху Хэйан (VIII—XII вв.), знаменовавшуюся расцветом аристократической культуры, сумо прочно вошло в быт японцев. Многочисленные празднества в синтоистских храмах сопровождались обязательными военно-спортивными играми — скачками, стрельбой из лука, набрасыванием сети. В городах и селениях служилые самураи, ремесленники, купцы и крестьяне дружно участвовали в первенствах по сумо без особых сословных разграничений. В таких демократических формах народное, или «деревенское», сумо дошло до наших дней.
Между тем церемониал придворного ритуального сумо (сэтиэ-дзумо) продолжал неуклонно разрастаться и усложняться. В 821 г. в «Уложение о придворных церемониях» был внесен параграф, касавшийся практики сумо. К тому времени всеяпонские состязания приходились не на праздник Танабата, а на середину второй декады седьмой луны. Позже, к концу эпохи Хэйан, чемпионаты стали проводиться уже в восьмую луну.
За три месяца до турнира императорские посланцы сумаи-но цукай направлялись во все провинции страны для выявления достойных претендентов. Они совмещали в себе функции герольдов и инспекторов, наблюдавших за отборочными соревнованиями. Как правило, сумаи-но цукаи назначались из офицеров императорской гвардии.
«Общий сбор» (мэсиавасэ), как официально именовался ежегодный чемпионат, обставлялся весьма торжественно. Состязания проводились на территории столичных дворцов — посыпанные песком внутренние дворы временно превращались в арены. В дни турнира весь Киото становился огромпым стадионом. Более трехсот человек принимало участие в процессии, открывавшей празднество. Впереди вручную тащили повозку (высотой от 8 до 25 м), украшенную шелковыми полотнищами, лентами и цветами. На ней синтоистские храмовые служители били в огромные барабаны. Множество жонглеров и комедиантов, прибывших со всех концов Японии, услаждали толпу своим искусством. По обе стороны процессии шли высшие военные чины в сопровождении пышной свиты. Шествие замыкали специально отобранные для чемпионата борцы (около 40 человек), представлявшие различные провинции и области.
Во время соревнований борцы выступали двумя командами — от придворной гвардии правого и левого крыла. За самым перспективным тяжеловесом, лидером команды, называвшимся хотэ, по старшинству следовали сначала ваки и далее борцы еще приблизительно семнадцати степеней по убывающей. Главный турнир, во время которого проходили схватки менаду мастерами равных степеней от обеих команд, проводился в один день. Затем следовали командные турниры «на выбывание участников» и абсолютное первепство. Схватки проводились не на помосте, как в наши дни, а на ровной песчаной площадке. Главным отличием хэйанского сумо от его позд-иесредневековых и современных аналогов было отсутствие четких правил и ограничений, что нередко приводило к тяжелым травмам. По команде судьи борцы без лишних церемоний сходились и начинали бой. Кроме общепринятых ныне приемов разрешалось использовать также удары руками и ногами в любую часть тела.
По окончании каждой схватки члены судейской коллегии, выделенные от гвардии правого и левого крыла, громогласно объявляли победителя и втыкали в землю стрелу. Впоследствии по количеству стрел подводились итоги соревнований. Судьями были знатные военачальники. Если же они не могли прийти к единому мнению, в качестве верховного арбитра приглашался сам император, чей приговор звучал как глас синтоистских божеств, в честь которых и устраивалось празднество.
Последний турнир сэтиэ-дзумо состоялся 25 числа седьмой луны 1174 г., в правление императора Такакуры. Вскоре после того началась великая смута Гэмпэй — затяжная кровопролитная война между самурайскими кланами Тайра и Минамото. Результатом войны явилось физическое уничтожение цвета рыцарства рода Тайра. В стране свирепствовали голод и эпидемии. Императорский двор бежал из Киото. После долгих скитаний и унижений дворцовая аристократия была низведена до положения хранителей обветшавших традиций. Реальная власть перешла в руки военных самурайских правителей — сегунов. В последующие триста лет ритуальные турниры сумо проводились в Киото с большими, иногда в несколько десятков лет, перерывами. Состязания по борьбе сумо вошли в состав самурайского троеборья вместе с обычной стрельбой из лука (дзярай) и стрельбой с копя на скаку (умаюми). Правила соревнований строго запрещали использование ударов, некогда столь популярных в матчах сэтиэ-дзумо. В течение нескольких веков, ознаменованных правлением воинского сословия и непрестанными междоусобными войнами, сумо в значительной мере утратило свои ритуальные функции и перешло на службу практическим нуждам самураев. Приемы сумо изучались с целью их применения на поле боя. Соревнования по борьбе часто проводились при дворах знатных феодалов, в военных лагерях. Одновременно развивалось и чисто зрелищное сумо в больших городах благодаря усилиям ронинов — бродячих самураев, потерявших сюзерена и не нашедших иного занятия, кроме борьбы на подмостках.
С XII в. наметилось размежевание спортивного и боевого сумо. Последнее больше отвечало потребностям воинов, заинтересованных в создании эффективной системы борьбы без оружия и против оружия. Так, на основе древнего сумо стали возникать новые виды единоборства, впоследствии породившие удивительное многообразие школ и направлений дзю-дзюцу. Впрочем, следует отметить, что в основе этих двух оригинальных систем национальной японской борьбы лежат противоположные принципы. Если сумо предполагает прежде всего победу при помощи силы, то дзю-дзюцу (в переводе «искусство мягкости, податливости») культивирует ловкость и техническое мастерство, которые позволяют слабому одолеть сильнейшего.
История сохранила совсем немного имен знаменитых борцов периода расцвета сэтиэ-дзумо и еще меньше имен, относящихся к эпохам Муромати и Асикага, которые охватывают около четырех столетий. Так, например, в средневековой рыцарской эпопее «Сказание о братьях Сога» («Сога моногатари») повествуется о поединке между Ка-вадзу Сабуро и Матано Горо в 1176 г. Кавадзу, служилому самураю маленького роста (всего 154 см), удалось нанести сокрушительное поражение гиганту Матано, профессиональному рикиси, до той поры не знавшему поражений. Знаменитый «бросок Кавадзу» вошел в канонические 48 приемов раннего сумо. Сборник поучительных легенд, притч и рассказов — «Повести о ныне уже минувшем» («Кондзяку моногатари») — донес предание о некоем борце сумо, который разорвал пополам наивного удава. Динамическими сценами с показом сумо пестрят страницы народных фарсов кёгэн. Эти фарсы, которыми перемежались постановки классических драм театра ноо, пользовались особой любовью горожан.
В «Жизнеописании Ода Нобунага» рассказывается о том, как своенравный объединитель Японии в конце «периода враждующих княжеств» (1570-1581) устраивал грандиозные турниры сумо в своем замке. Все большую популярность приобретали выступления рикиси на ярмарках и площадях.
Прекращение междоусобных войн в начале XVII в. привело к установлению долговременного правления династии сегунов Токугава (1611—1868). Бурный рост ремесел и развитие купеческого промысла в таких центрах, как Киото, Осака, Эдо, вызвали к жизни колоритную городскую культуру. В эпоху Токугава творили великие поэты Басе, Бусои, Рёкан, великие писатели Ихара Сайка-ку, Тикамацу Моидзаэмон, Уэда Акинари, Такидзава Ба-кин, великие художники Утамаро, Сюнсё, Сяраку, Хоку-сай, Хиросигэ. Большинство ныне признанных школ воинских искусств — фехтования, борьбы, стрельбы из лука — также возникло в мирную эпоху Токугава, когда оставшиеся не у дел служилые самураи дружно занялись шлифовкой спортивного мастерства, доводя его до. виртуозности.
Золотой век наступил и для сумо, которое наряду с театром кабуки превратилось в любимейшее развлечение горожан. Могучие рикиси, как и утонченные актеры кабуки, становились кумирами всего взрослого населения городов. Славу их можно было сравнить разве что со славой современных звезд мирового футбола.
С XVII в. по всей Японии получило распространение так называемое храмовое сумо (кандзин-дзумо). Прямого отношения к храмовому ритуалу это сумо не имело; встречи знаменитых рикиси устраивались по случаю открытия новых мостов, закладки дворцов и храмов, календарных праздников, юбилеев и т. д. Из храмового сумо развилась традиция чисто зрелищных состязаний, привлекавших тысячи болельщиков. Такие исторические памятники, как «Старые и новые истории о сумо» и «Все о сумо», сохранили имена чемпионов конца XVII в.: Ояма Дзироэмона, Ивасаки Гэндаю, Имакава Садаэмона.
С 1791 г. сумо превратилось в цеховой промысел. В выступлениях бродячих борцов запрещено было пользоваться приемами сумо.

 

Борцы сумо (по японской гравюре)

В те же годы владельцы типографий стали выпускать массовыми тиражами бандзукэ — рекламные буклеты со списками команд и характеристиками ведущих борцов. В сороковые годы XVIII в. закрепилась традиция проведения двух ежегодных чемпионатов сумо в Осаке и в Эдо попеременно. То были поистине граидизоные спортивные игры, привлекавшие участников и болельщиков со всех концов страны.
На всеяпонских чемпионатах со времен позднего средневековья и до наших дней все участники распределялись по географической принадлежности между командами «Восток» и «Запад». В первую входили представители восточных и северо-восточных провинций Японии с центром в столице сёгуната — Эдо. Во вторую — представители западных и юго-западных провинций с центром в богатом купеческом городе Осака. Деление «Восток»—«Запад» по традиции сохранялось и в матчах меньшего масштаба. Вплоть до середины XVIII в. в мире сумо безраздельно господствовали осакские борцы. Меценаты из купеческого сословия не жалели средств для развития в родном городе благородного промысла, «божественного сумо». Эдо много лет оставалось на втором плане. Отчасти это объяснялось заботой сегунов о собственном покое и благополучии. Поскольку схватки гигантов на начальном этапе нередко протекали очень бурно и приводили к дракам между борцами, членами их команд и болельщиками, с 1648 по 1720 г. вышло несколько указов о запрете проведения соревнований в Эдо. Однако с 1743 г. эдоские борцы стали успешно конкурировать с лидерами в Оса-ке и Киото. Вскоре после снятия правительственных ограничений центр сумо переместился на северо-восток. В бандзукэ на первом месте печатался список эдоских борцов, а западные чемпионы для поддержания своей репутации считали необходимым регулярно выступать в Эдо. Ко второй половине XIX в. в Осаке осталось всего трое стоящих рикиси — прочие переместились в Эдо, чтобы там продолжить традиции большого сумо. В течение последних ста лет эти традиции бережно сохраняются любителями сумо в Токио.
В эпоху Токугава окончательно оформились 72 канонических приема сумо, закрепился ритуал турниров, усовершенствовались правила соревнований, которые в неизменном виде дошли до наших дней.
Ринг для борьбы сумо — дохё — представляет собой помост площадью около 18 квадратных футов, приподнятый на два фута над землей и покоящийся на прочном глиняном основании. Помост разграничен огромными жгутами из рисовой соломы, концы которых врыты в землю. Схватка проходит на внутреннем круге диаметром чуть больше 15 футов. Во дворцах спорта навес над рингом, напоминающий по форме крышу синтоистского храма, подвешивается к потолку зала. Раньше он поддерживался столбами по углам. С «крыши» свисают драпировки с четырьмя кистями, символизирующими времена года.
В схватке побеждает тот, кто заставит противника коснуться пола любой частью тела — коленом, рукой, головой… или вынудит его выйти за пределы ринга. Правила строго запрещают удары кулаком, пальцами или ребром ладони, а также пинки ногами в грудь и живот, атаку в горло и в пах. Отсутствие весовых категорий нередко приводит к тому, что на ринге встречаются явно неравносильные партнеры. Хотя техника, бесспорно, играет немаловажную роль в сумо, последнее слово обычно остается за борцом с большей массой.
Участники соревнований делятся, по традиции, на две команды — «Восток» и «Запад». В таблице бандзукэ список участников возглавляют борцы пяти высших рангов, входящих в категорию макуути. Это абсолютный чемпион (ёкодзуна), просто чемпион (одзэки) и далее — сэкивакэ, комусуби, маэгасира. Последняя группа объединяет рядовых борцов, а четыре первых, составляющие по численности около четверти всей команды, являются элитарными. За маэгасира идут низшие ранги — дзюрё, макусита и другие. Турниры открываются схватками борцов низших рангов и заканчиваются поединком чемпионов в финале.
Титул ёкодзуна появился около трехсот лет назад. С тех пор этого титула удостоились не более пятидесяти борцов. Ёкодзуна занимает особое положение в мире сумо. Даже потерпев несколько поражений, он не теряет своего титула до тех пор, пока не уйдет в отставку «по собственному желанию». Чтобы претендовать на титул ёкодзуна, борец должен как минимум дважды выйти победителем на больших чемпионатах, добившись звания одзэки. Он должен также зарекомендовать себя с лучшей стороны в глазах судей и собратьев по рингу.
Во время чемпионатов перед началом соревнований ежедневно проходит парад участников (дохё-ири). Особенно красочно выглядит парад «высшей лиги» макуути, когда соперничающие команды поочередно выходят на ринг и как бы аплодируют сами себе. В действительности хлопками в ладошн они отгоняют злых духов. Кульминация парада — появление на ринге ёкодзуна; он выходит в сопровождении главного судьи и двух сильнейших борцов, один из которых несет церемониальный меч. В отличие от прочих участников парада на бедрах чемпиона кроме нарядного шелкового пояса с передником красуется массивная витая пеньковая веревка со свисающими зигзагообразными бумажными полосами. Это синтоистский талисман для борьбы с нечистью, которая тоже порой не прочь посмотреть сумо. Затем ёкодзуна исполпяет ритуальный комплекс телодвижений; бьет в ладоши, чтобы привлечь внимание богов, вытягивает руки в стороны ладонями вверх, показывая, что в них нет оружия. В заключение он высоко поднимает поочередно левую и правую ногу и с силой топает по рингу, отгоняя нечисть. К концу дня после заключительного матча специально отобранный молодой борец в звании макусита исполняет ритуальный танец с луком. В эпоху Токугава лук был высшей наградой чемпиону, а танец символизировал торжество победы, благодарность богам, императору и судьям.
Не менее колоритно, чем борцы, выглядят и выходящие на ринг судьи, гёдзи. Кимоно судьи скроено по модели шестисотлетней давности. Черные шапочки напоминают головной убор синтоистского священника. Как и борцы, судьи подразделяются на ранги. Право судить схватку чемпионов имеет только главный судья, татэ-гёдзи. Ранг судьи определяется цветом кисти на его круглом веере. Судьи высшей категории имеют право на ношение носков-таби и соломенных сандалий, остальные выступают босиком.
Перед началом схватки рикиси ходят по рингу, рассыпая горстями «очистительную соль». Как можно догадаться, они делают это, чтобы отвадить назойливую нечисть. За день на ринг попадает около пятнадцати килограммов соли.
Уже выйдя на исходную позицию, борцы проводят церемонию «стряхивания пыли». Складывая ладони, а затем разводя их в стороны, они имитируют движения обтирающего руки о солому.
Схватке непосредственно предшествует психологическая борьба, сикири. Сжав руки в кулаки, слегка нагнувшись вперед, борцы медленно сходятся и останавливаются на расстоянии шести-десяти сантиметров друг от друга. При этом они сверлят друг друга взглядом, пытаясь мысленно уничтожить противника. В средние века, когда сикири не было ограничено временем, случалось, что один из партнеров пасовал перед грозным взглядом и сдавался без боя. Впервые ограничение до десяти минут ввели только в 1928 г. Затем время сикири сократили до семи минут, а с 1950 г.— до двух-четырех минут.
Сама схватка длится пять-семь минут и изобилует напряженными моментами, что особенно остро ощущается благодаря исполинским размерам участников.
Эдоское большое сумо нашло отражение в творчестве крупнейших художников того времени. Сюнсё и Сяраку оставили множество цветных гравюр с портретами знаменитых рикиси, со сценами борьбы, по которым можно восстановить всю атмосферу соревнований. Сохранились также биографии чемпионов, среди которых было немало примечательных личностей. Так, в начале XVIII в. титул ёкодзуна несколько лет сохранял Маруяма Гонтадзаэмон, по японским меркам — великан ростом 193 см, с огромной круглой шишкой на голове. Злополучная шишка и побудила его взять псевдоним Маруяма — «Круглая гора». Обладатель шишки отличался склонностью к поэзии и любил сочинять трехстишия-хайку. Эту его слабость разделял другой чемпион того же времени родом из Киото, Инадзума Райгоро. Он был чуть пониже — 188 см, хотя для средневековой Японии это тоже фантастическое достижение,— но зато пошире в плечах и побольше в объеме. Инадзума дожил до 80 лет, что нечасто случается с рикиси. До конца дней своих он разрабатывал теорию сумо и писал стихи. На склоне лет он посвятил себе прочувствованное стихотворение, обыграв собственный псевдоним Инадзума — «Молния»
В сумрачном небе
угасает Молнии блеск.
Осенний ветер….

Повышенным интересом к политике отличался ёкодзуна Дзиммаку Хисагоро (рост 173 см, вес 135 кг), современник и участник революции Мэйдзи (1868 г.). За десять лет выступлений в чемпионатах он выиграл 91 бой при шести поражениях, заслужив прозвище Макэдзуя — «Не возьмешь!» Сочувствуя мятежным самураям Сацумы, которые подняли восстание в защиту старого режима против реставрации императорской власти и «открытия страны» для иностранцев, Дзиммаку на несколько лет бросил спорт. Затем он все же вернулся к любимому делу и возглавил осакскую федерацию сумо. К старости Дзиммаку тронулся рассудком: все свои средства он употребил на изготовление надгробных плит и памятников различным политическим деятелям.
В конце XIX в. жил самый высокий из зарегистрированных доныне чемпионов — Оодзуцу Манъэмон (рост 197 см, вес 131 кг). Псевдоним его означал «Большая пушка». По складу характера Большая пушка был робок и застенчив. Из-за своей нерешительности он часто проигрывал. Даже усовершенствовав мастерство и став абсолютным чемпионом, Оодзуцу не любил побеждать, жалея противников, и всегда старался свести поединок к ничьей. Болельщики прозвали его Вакэдзуна — Ничемпион.

 

Сумо (по японской гравюре)

Уже после второй мировой войны выступал на ринге самый тяжелый (в тот период) среди чемпионов — Адзу-мафуса Кинъити. Вес его составлял 170 кг при росте 180 см. Адзумафуса недолго сохранял титул ёкодзуна, перейдя со временем в категорию рядовых борцов. Позже он стал комментатором матчей сумо по телевидению и спортивным обозревателем. В наше время рекордный вес рикиси перевалил за 200 кг.
Причудливые «сценические имена» (сико-на) были введены в мир сумо триста лет назад. По сути своей они соответствовали псевдонимам художников, писателей и актеров, но строились по другим законам. Очень часто борцы брали «значимые» псевдонимы типа Молния, Гром, Ураган (Инадзума, Каминари, Ооараси). Нередки были хвастливые прозвища, такие, как Укротитель драконов или Гроза Эдо. Знаменитый чемпион Тэссэкидзё Горо вложил в свой псевдоним значение «Крепость из железных глыб». Борцы поскромнее использовали в псевдонимах названия гор и морей, известных своей красотой видов или же просто название родного селения. Были и такие случаи, когда борец принимал имя врача, вылечившего его от тяжкого недуга. В прошлом имя борцу нередко подбирали наставник или старшие товарищи. Ныне сико-на обычно включает один иероглиф от имени учителя и один — от названия клуба. Однако правом на псевдоним пользуются не все борцы, а лишь достигшие высокой степени мастерства. Самое удивительное в сумо — это, бесспорно, сами рикиси, «силачи», поражающие воображение мощью, здоровьем, дородством и необычайной гибкостью.
В клубы сумо (сумо-бэя) учеников принимают в возрасте 10—15 лет. Хотя предпочтение отдается мальчикам крепкого сложения и высокого роста, никто из них, конечно, даже отдаленно не напоминает знаменитых гигантов ринга. Формирование тела борца происходит исключительно в процессе тренировок, за счет увеличения мышц и наращивания веса. Например, современный сумоист Кита-но Фудзи в начале занятий, будучи юношей, весил 72 кг., а в категорию сильнейших вошел с весом 132 кг. Другой борец — Котодзакура сначала весил 82 кг, а в процессе тренировок прибавил еще 72 кг.
День сумоиста обычно строится по расписанию. Подъем с первыми лучами солнца, утренний туалет, затем примерно с шести утра натощак начинается тренировка, которая длится четыре-пять часов, требуя полной отдачи сил и предельной концентрации. В одиннадцать большой перерыв. Борцы принимают горячую ванну (фуро) и завтракают. К этому времени они нагуливают хороший аппетит и едят без всяких ограничений, сколько душа просит. Установлено, что в среднем рикиси съедает пять-шесть обычных порций. Какую же пищу предпочитают великаны?
Завтрак тяжеловесов всегда состоит из тянко — высококалорийного и достаточно вкусного мясного блюда наподобие рагу с овощными приправами, иногда с рисовым гарниром. Готовится тянко в котле на медленном огне, и секрет его приготовления должен знать каждый сумоист, так как в клубе выделяют специальных дежурных по кухне, которые поочередно готовят трапезу на весь коллектив. Японцы утверждают, что само слово тянко заимствовано из нагасакского диалекта, где оно и означает «китайское рагу».
После завтрака следует двух-трехчасовой сон, необходимый для усвоения пищи и восстановления затраченной энергии. Затем кратковременная тренировка и легкий ужин. Любопытно, что рикиси в отличие от прочих спортсменов не ограничивают себя в спиртном. За ужином им разрешается выпить добрую толику пива или сакэ.
Хотя едят гиганты всего два раза в день, их рацион в сочетании с режимом способствует быстрому наращиванию мышц и жировой прослойки. Замечено, что наиболее активно сумоист толстеет до достижения звания мастера (дзюрё), а потом стабилизируется и только поддерживает вес, который очень важен в борьбе без весовых категорий.
Культура тела в сумо развита чрезвычайно. Интересно, что после ухода «в отставку» многим рикиси удается путем специальной диеты в течение одного-двух лет вернуться к нормальному весу, превратившись в «обычного» человека. Помимо питания важную роль при этом играют массаж, водные процедуры, изощренные ежедневные упражнения на гибкость и на растяжку, которые позволяют тучному борцу с легкостью выполнять гимнастический мостик, «шпагат» и тому подобные сложнейшие фигуры. Подчеркнутое внимание к телу и постоянная забота о его весьма своеобразной красоте составляют неотъемлемую часть быта рикиси. Наиболее ярким подтверждением этого культа, вероятно, служат колоритные прически, которым борцы придают не меньшее значение, чем средневековые гейши придавали своим замысловатым куафюрам.
Волосы, собранные в узел на темени, позволяют в наши дни безошибочно выделить борца сумо в толпе. Когда в 1871 г. император Мэйдзи издал указ о стрижке волос, только рикиси благодаря покровительству высокопоставленных чиновников правительства избежали общей участи. Высокая прическа, по убеждению сумоистов, не только служит атрибутом традиционного декора, но и амортизирует удар при падении. Нынешние прославленные рикиси, как и их предшественники в эпоху Токугава, с гордостью носят на голове ои-тёмагэ — пышный узел в форме листа дерева гипгко. Их собратья, не достигшие еще звания мастера, довольствуются более скромной прической — тён-магэ. По всей Японии насчитывается немногим более тридцати настоящих знатоков сумоистских причесок, первоклассных цирюльников-токо-яма. Большинство клубов обходятся услугами подмастерьев.
Старинная мудрость сумо гласит: «Голову венчает прическа, бедра венчает кэсё-маваси, ноги венчают большие пальцы». Если о больших пальцах ног каждый имеет достаточно полное представление, то на кэсё-маваси надо остановиться подробней. Зрители — европейцы и американцы — обычно принимают кзсё-маваси за расшитый передник. В действительности же это весьма сложная «конструкция» шириной 68 см, длиной более 6 м и весом до 10 кг. Изготавливается кэсё-маваси из златотканого шелка обычно вручную. Работа занимает не менее двух-трех недель и обходится заказчику в кругленькую сумму — до полумиллиона иен. Кэсё-маваси используется исключительно для торжественных церемоний. Он складывается шесть раз по ширине и обертывается вокруг «талии» таким образом, чтобы один конец свисал наподобие передника. На «переднике» изображаются различные геральдические символы: иероглифы имени борца, его тотемные покровители, иногда романтические пейзажи. На схватку рикиси выходят в тори-маваси, поясе, достигающем 9 м в длину и 80 см в ширину.
Право на ношение златотканого пояса имеют только мастера, принадлежащие к категории макуути. Да только им и по средствам эта роскошь, ибо в наши дни далеко не всегда оправдывает себя пословица «Под помостом-дохё зарыты сокровища». Ведь с мая 1957 г. борцы сумо переведены на обычную зарплату и уравнены в правах со служащими государственных учреждений. Лишь немногие из девяти сотен ныне здравствующих рикиси пользуются дополнительными источниками доходов в виде денежных призов и единовременных пособий.
Сейчас в Японии ежегодно проводится шесть больших чемпионатов сумо: три в Токио и по одному в Осаке, Нагоя и на острове Кюсю. Чемпионат длится пятнадцать дней. Каждый участник борется один раз в день с разными противниками. Победитель в день окончания чемпионата награждается Императорским кубком. Кроме того, учреждены еще три премии; мастеру, наиболее удачно выступавшему в схватке с чемпионом; за боевой дух и за техническое совершенство. Чтобы заслужить любую из этих наград, борец должен выиграть не менее восьми схваток из предложенных ему пятнадцати. После каждого турнира появляются новые таблички бандзукэ, изданные Всеяпонской ассоциацией сумо. С каждым годом пополняются ряды болельщиков. И кто знает, может быть, двести лет спустя жители Токио будут с таким же рвением устремляться на матчи гигантов, чтобы увидеть новых чемпионов древнего сумо.

www.fight.uazone.net